Должен ли НБУ платить по долгам обанкротившихся банков?

Должен ли НБУ платить по долгам обанкротившихся банков?

В газете «Закон и бизнес» №1 2016 вышла статья ведущего юриста Корпорации «Глобал Консалтинг» Антона Клименко «Должен ли НБУ платить по долгам обанкротившихся банков?».

Недавно Высший административный суд принял решение, которое начало активно трактоваться неюридическими СМИ как прямое основание для установления ответственности Национального банка по всем обязательствам обанкротившихся финансовых учреждений. Однако такой вывод выглядит не только преждевременным, но и слишком оптимистичным.

4 условия возмещения

Сегодня есть несколько крупных банков, которые, начиная с весны 2014 года, признаны неплатежеспособными и управление которыми осуществляет Фонд гарантирования вкладов физических лиц. При этом признание таких банков неплатежеспособными порождает ограничения на возврат остатка средств на счетах. Соответственно, сложности с возвратом денег в полном объеме во многих случаях наталкивают вкладчиков на мысль о возможности взыскания средств «из государства», а точнее – с НБУ или его территориальных органов.

В этом случае время от времени высказывается позиция о том, что определенные действия НБУ, связанные с выполнением им функций по контролю за банковской системой, или, наоборот, бездействие регулятора, привели к неплатежеспособности конкретного финучреждения. На этом основании строится гипотетический тезис о наличии ответственности НБУ за такие действия и переложение на него обязанности по возмещению убытков.

Как отмечал Высший хозяйственный суд в постановлении от 22.06.2015 (дело №922/124/15), ответственность в виде обязанности компенсировать вред наступает только при определенных условиях, которые образуют состав правонарушения, а именно: наличие вреда, противоправного поведения, причинной связи между поведением и вредом, вины.

Такой элемент, как наличие вреда, состоит в любом обесценивании блага, охраняется законом.

Противоправное поведение причинителя вреда заключается в нарушении правовой нормы, выражается в совершении запрещенных правовой нормой действий.

Наличие такого условия гражданско-правовой ответственности, как причинная связь между поведением и вредом (убытками), приводит к необходимости доказывания факта, что именно противоправное поведение конкретного лица, на которое возлагается такая ответственность, является непосредственной причиной, в результате которого был причинен ущерб.

Вина является субъективным элементом ответственности, заключается в психическом отношении лица к совершенному им противоправного деяния и проявляется в форме умысла или неосторожности.

Как видим, для аргументации исковых требований необходимо:

  • подтвердить причинение убытков, возникших в результате признания банка неплатежеспособным;
  • доказать факт противоправной бездеятельности НБУ, в результате которой наступили негативные последствия;
  • обосновать наличие причинно-следственной связи между бездействием НБУ и негативными последствиями в виде признания банка неплатежеспособным;
  • обосновать наличие вины.

 

Иски по всем видам юрисдикции

До недавнего времени неоднократные попытки пойти таким путем неизменно заканчивались неудачей. Истцы обычно выбирали несколько способов отстаивания своих прав, обращаясь к административному (см., Помимо прочего, постановления Киевского апелляционного административного суда от 2.07.2015 по делу №826/3970/15), хозяйственного (см. Постановление Харьковского апелляционного хозяйственного суда от 8.04.2015 по делу №922/124/15) или даже местного (см. решение Печерского районного суда г. Киева от 29.04.2014 по делу №757/5401/14-ц) судов. Однако этими, как и другими решениями в удовлетворении исковых требований было отказано.

Как правило, речь шла о:

  • взыскании средств (в том числе материального и морального вреда) с НБУ;
  • признании недействительными постановления НБУ об установлении моратория на удовлетворение требований кредиторов;
  • признании противоправной бездеятельности, которая заключается в необеспечении контроля за действиями временного администратора, повлекшее причинение больших материальных и моральных убытков;
  • признании противоправной бездеятельности НБУ (без детализации исковых требований);
  • признании противоправными действий и бездеятельности НБУ, его должностных лиц за непринятие необходимых мер, повлекшее причинение материального ущерба;
  • признании противоправной бездеятельности НБУ, его должностных лиц, генерального департамента банковского надзора НБУ относительно невведения в банк куратора НБУ, неназначение внеплановой инспекционной проверки.

 

При этом в отдельных случаях избиралась концепция: доказательства факта противоправных действий (бездействия) НБУ или его органов и должностных лиц в административном суде, а уже потом – в хозяйственном – взыскание убытков.
Определенная сложность доказывания заключается в том, что любые действия, которые НБУ совершал в отношении проблемного банка, крайне сложно связать с негативными последствиями, поскольку они направлены на решение проблем и улучшение положения финучреждения.

Первая ласточка – в ВАС

Однако Высший административный суд постановлением от 21.10.2015 №К/800/31676/15 оставил в силе решение первой и апелляционной инстанций и признал противоправной бездеятельность Нацбанка относительно принятия надлежащих мероприятий по обеспечению защиты законных интересов вкладчиков и кредиторов относительно безопасности хранения средств на банковских счетах. Также признано противоправным бездействие НБУ относительно совершения адекватных, немедленных и решительных действий, непринятие своевременного решения об адекватной мере воздействия на банк на основании проведенной проверки. Это решение ВАС стало первым в своем роде, поскольку ранее суд не признавал любые действия НБУ по «проблемных» банках неправомерными (так же как и не признавал бездействия).

При этом здесь отдельно доказывалось бездействие НБУ и отдельно планируется – взыскание убытков. Об этом, в частности, свидетельствует постановление Хозяйственного суда Киева об открытии производства по делу от 18.11.2015 №910/29171/15, возбужденному по иску к государству Украина в лице НБУ.
Однако следующим необходимым шагом для истца будет доведение причинно-следственной связи между действиями НБУ и нанесенными убытками, будет непросто.

У каждого свои обязательства

Кроме того, если идти по этой логической цепочке дальше, то необходимо установить, есть ли возможность реального привлечения НБУ в качестве ответчика и возмещения им убытков.
Здесь следует обратиться к законам «О банках и банковской деятельности» от 7.12.2000 №2121-III и «О Национальном банке Украины» от 20.05.99 №679-XIV.
При этом в ст.5 закона №2121-III зафиксирована экономическая независимость банка, а также прямо закреплена норма о том, что Нацбанк не отвечает по обязательствам банков, а банки не отвечают по обязательствам НБУ, если иное не предусмотрено законом или договором. «Зеркальная» норма предусмотрена в ст.4 закона №679-XIV, согласно которой Нацбанк не отвечает по обязательствам других банков, а другие банки – по обязательствам НБУ, кроме случаев, когда они добровольно берут их на себя.

Приведенное позволяет говорить о том, что ответственность НБУ перед кредиторами обанкротившегося банка законодательно ограничена. При этом факт совершения НБУ контроля за деятельностью финансовых учреждений не порождает автоматического возникновения ответственности по их долгам.

Поэтому определение ВАС от 21.10.2015 вряд ли можно воспринимать как доказательство реальной возможности взыскать с регулятора убытки. Пока это решение является ключом к рассмотрению того же спора уже в суде. И именно последний будет оценивать наличие причинно-следственной связи между действиями НБУ и причинением убытков, их наличием и возможностью взыскания.

Читайте статью Антона Клименко в «Закон и Бизнес» №1 2016 по ссылке
 

Хотите регулярно получать новые материалы сайта на электронную почту? Подпишитесь на нашу рассылку

Оставить комментарий